Кавказ и Причерноморье в русско-турецких отношениях

Началась гражданская война, в ходе которой восставшие против Шахин-Гирея татары были разбиты русскими войсками, а он сам с трудом удержался у власти.

В создавшейся ситуации русское правительство предприняло ряд мер для усиления своего влияния в Причерноморье. В марте 1778 г. вместо Прозоровского командующим войсками Крыма и Кубани был назначен А.В.Суворов. Добившись ухода турецких кораблей из Ахтиарской бухты в Синоп, чтобы ослабить Крымское ханство, он стал содействовать переселению христианского населения из Крыма на новые земли Азовского побережья и устья Дона, что вызвало ярость Шахин-Гирея и местной татарской знати. С мая по сентябрь 1778 г. из Крыма в Приазовье и Новороссию было переселено 31 000 человек, получивших особое покровительство самой императрицы, согласно «Высочайшей Грамоте об устройстве христиан, выведенных из Крыма», подписанной Екатериной  II 21 мая 1779 г. В «Грамоте» говорилось: «всему обществу, крымских христиан греческого закона звания всем вообще, и каждому особо наше императорское милостивое слово.

… рассмотрев посланное к нам от вас из Бахчисарая от 16 июля сего года общее и на доброй воле основанное прощение о избавлении всех вас от угрожаемого ига и бедствия принятием в вечное подданство Всероссийской Империи, соизволяем мы не токмо принять всех вас под всемилостивейший нам покров и яко любезных чад успокоив под оным, доставить жизнь толико благоденственную, колико желание смертных и беспрестанное наше о том попечение простираться могут».

В Стамбуле были недовольны таким ходом событий и предпринимали новые попытки усилить свое влияние в Крыму. Однако предпринятые с этой целью в июле и сентябре 1778 г. две попытки командующего турецким флотом Гасан Гази-паши высадить крупный десант из Феодосии успешно были отбиты А.В.Суворовым и князем Багратионом. Это обстоятельство и изменившаяся международная обстановка вынудили султанское правительство подписать 10 марта 1779 г. с Россией Айнали-Кавакскую конвенцию, которая в основном подтвердила условия Кючук-Кайнарджийского договора.

Согласно Конвенции, Россия должна была вывести свои войска из Крымского полуострова и, как и Турция, не вмешиваться во внутренние дела ханства. Турция признавала Шахин-Гирея крымским ханом, подтверждала независимость Крыма и право свободного прохода через Босфор и Дарданеллы для русских торговых судов. Российские войска, оставив 6-тысячный гарнизон в Керчи и Еникале, в середине июня 1779 г. ушли из Крыма и Кубани.

Однако, как только основные силы русских ушли из Крыма, Порта, не смирившись с понесенными потерями, вновь предприняла активные усилия, чтобы вернуть в полной мере Крымское ханство и земли Северного Причерноморья. Очередное восстание крымских татар, спровоцированное Турцией осенью 1781 г. во главе с братом Шахин-Гирея Батыр-Гиреем и крымским муфтием,  было подавлено, но после серии казней начался новый бунт, вынудивший Шахин-Гирея бежать под защиту русского гарнизона в Керчи. При поддержке Турции новым крымским ханом был провозглашен Махмут-Гирей. Но русские войска снова разбили турок, взяли Бахчисарай, захватили в плен самого Махмут-Гирея.

Шахин-Гирей, восстановленный крымским ханом русскими войсками, вернулся в Бахчисарай и начал массовые казни, что вызвало очередной мятеж. Екатерина II своим повелением посоветовала ему добровольно отказаться от ханства и передать Крым России, на что Шахин-Гирею пришлось согласиться. В феврале 1783 г. Шахин-Гирей отрекся от престола и Манифестом Екатерины II от 8 апреля 1783 г. Крым вошел в состав Российской Империи.

В заключении Манифеста четко указывалось, что учитывая интересы России и населяющих Крым и Причерноморье народов, на основе подписанных с Турцией договоров и ради сохранения и претворения их в жизнь, « … решилися Мы взять под державу Нашу полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону».

В июне 1783 г. назначенный императрицей правителем Таврии князь Г.А.Потемкин принял в Карасубазаре присягу на верность России от крымской знати и представителей всех слоев крымского населения. Крымское ханство перестало существовать и вместе со всем Причерноморьем оказалось составной частью Российского государства.

Окончательное утверждение свершившегося факта произошло по ходу и в итоге русско-турецкой войны 1787-1791 гг., завершившейся полной победой России. Блестящие успехи русских войск под командованием А.В.Суворова при Кинбурне, Фокшанах, Рымнике и Измаиле, победы русского флота под командованием Ф.Ф.Ушакова у Керченского пролива, у мыса Киликия, победы русского оружия на Кавказском фронте принудили развязавшую эту войну под влиянием западных держав Порту просить Петербург о немедленном заключении мирного договора.

29 декабря 1791 г. был подписан русско-турецкий Ясский мирный договор, подтверждавший условия Кючук-Кайнарджийского договора касательно Кабарды, признавший присоединение к России Крыма и территории между реками Буг и Днепр, утвердивший протекторат России над Молдавией и Валахией.

Этот договор, несмотря на ограничение власти Петербурга на Северо-западном Кавказе, имел большое значение как для России, так и для народов Кавказа. Россия прочно закрепила за собой свои позиции в Северном Причерноморье и на Северном Кавказе, вхождение Кабарды, Балкарии, Осетии, Карачая, Ингушетии и части Кумыки в состав России. По-видимому, под влиянием свершившихся событий в том же году султан официально подтвердил международно-правовую состоятельность русско-турецкой конвенции 1783 г. о присоединении Крыма к России.

Важно отметить, что указом от 28 февраля 1792 г. Екатерина II разрешила принять под протекторат России народы Северного Кавказа, сделав акцент на необходимости проводить расчетливо продуманную политику в отношении горских народов. «Не оружием, а паче правосудием и справедливостью, - подчеркивалось в указе, - нужно приобретать их к себе доверенность … всяческим ласкать и привлекать к себе лучших людей народа сего, тех же, кто более предан, жаловать чинами, деньгами и иными отличностями … Со всей серьезностью следить, чтобы ни от войск наших, ни от казаков не было чинено ни малейшего притеснения и обиды горцам».

Хотя этот указ имел декларативный характер и не проводился в жизнь на местах в универсальной форме, тем не менее он ограничивал необузданный произвол отдельных ретивых российских представителей над непокорными горцами, содействуя тем самым ослаблению и ликвидации острых конфликтов, которые случались не раз между российской администрацией и коренным населением региона на протяжении исследуемого периода.

Таким образом, русско-турецкая война 1768-1774 гг. и победы, одержанные русскими войсками на всех фронтах, имели решающее значение для усиления влияния России на Кавказе и присоединения Крыма с Причерноморьем к России. Первые шаги на этом пути были сделаны подписанием русско-крымского заговора в 1772 г. об отделении Крыма от России и признании независимости Кабарды, положившим начало поэтапного присоединения Ингушетии, Восточной и Северной Осетии, Засулакской Кумыкии, Чечни и т.д.

Переломным моментом развития процесса присоединения Причерноморья к России стал Кючук-Кайнарджийский договор 1774 г., признавший независимость Крыма от Турции с последующим присоединением его к России Манифестом Екатерина II от 8 апреля 1783 г. Этот акт, подтвержденный Ясским договором 1791 г., окончательно решил важнейшую внешнеполитическую задачу XVIII в. – черноморскую проблему, превратив Россию в активного участника реализации различных вариантов сложнейшего восточного вопроса.

Заключение

Углубленное и всестороннее изучение  важнейших военно-политических, дипломатических и иных событий на Кавказе и Причерноморье в намеченных хронологических рамках на базе использованных источников и литературы позволяет сделать следующие выводы.

Период от Каспийского похода Петра I – 1722 г. – до присоединения Крыма к России – 1783 г. – стал важнейшим в сложном и противоречивом процессе формирования и развития русско-турецких отношений, обусловленных двумя войнами (1735-1739, 1768-1774 ) и соответствующими военной силе сторон договорами, обозначившими превосходство России над Турцией. В преддверии и ходе этих войн выявилось  геополитическое значение указанных регионов не только во взаимоотношениях России, Турции и Ирана (до гибели Надир-шаха в 1747 г.), но и западных держав – Англии, Франции, Польши и др., выступавших на стороне Турции и Ирана с позиций антироссийского «восточного барьера».

Российско-турецкое соперничество по Кавказу и Причерноморью – составным частям ее восточной политики – оказалось длительным. Оно усилилось с начала похода Петра I, завершившегося присоединением к России важнейших в экономическом, политическом, торговом, стратегическом и коммуникационном отношениях между Западом и Востоком прикаспийских областей – Гиляна, Мазендарана и Астрабада  с городами Дербент и Баку, признанными за Россией по русско-иранскому Петербургскому договору 1723 г.

На наш взгляд, причины, цели и итоги содеянных Петром I в интересах империи важнейших свершений верно подметил Маркс таким заключением: «… ни одна великая нация никогда не жила и не могла прожить в таком отдалении от моря, в каком сначала находилась империя Петра Великого, ни одна нация никогда не мирилась с тем, чтобы ее морские берега и устья рек были оторваны от нее; что Россия не могла оставить устье Невы, этот естественный выход для продуктов ее Севера, в руках шведов, также как устья Дона, Днепра, Буга и Керченский пролив в руках занимавшихся грабежом кочевников-татар … одним словом, Петр – по крайней мере в данном случае – захватил лишь то, что было абсолютно необходимо для естественного развития его страны» .

Петербургский договор, усиливший влияние России на Кавказе, вызвал острое недовольство в Стамбуле. Пользуясь поддержкой Англии и Франции Порта потребовала отказа России от прикаспийских областей и немедленного вывода своих войск из занятых территорий, но безуспешно. В июне 1724 г. был подписан русско-турецкий Стамбульский договор, сохранивший за Россией упомянутые области с одновременным расширением османских позиций в Дагестане, Ширване и Иране. Российско-турецкое разграничение в регионе чрезвычайно затянулось, хотя Порта активно поощряла своих ставленников в Шемахе Хаджи Дауда и Сурхай-хана на антироссйские выступления.

Новая фаза российско-турецких отношений формировалась под влиянием усиления Ирана во главе с Надиром, с которым в январе 1732 г. был подписан Рештский договор о возвращении Ирану прикаспийских областей до места слияния Аракса и Куры и обещанием вернуть Баку и Дербент полгода спустя, если он очистит иранские владения от турецких оккупантов. Этот договор, направленный против Турции, вызвал очередное недовольство в Стамбуле, вылившееся в инсценированное Портой нашествие летом 1733 г. крымского калги Фетхи-Гирея на Кабарду, Чечню и Дагестан, где он понес большие потери от дислоцированных там российских войск.

Первая «шемахинская экспедиция» Надира 1734 г. проходила в условиях российско-иранского сближения, результатом чего стало подписание правительством Анны Иоанновны в марте 1735 г. Гянджинского трактата с Надиром о возвращении Ирану всех оккупированных российскими войсками территорий с отводом их за р.Сулак. Уместно будет отметить, что этот договор, означавший отказ от приобретений Петра I и его активной политики на Востоке, был резюмирован Лениным следующим образом: «… 1722-3: Петр Великий завоевал Дербент, Баку, Решт и большую часть Гиляна ( провинции Персии на северо-западе, около Каспийского моря), 1735: Гилян, Дербент, Баку снова возвращаются Персии» .

Гянджинский договор, подорвавший позиции России на Кавказе, вызвал активность османской верхушки, решившей занять возвращенные Россией Ирану территории до оккупации их иранскими войсками согласно указанному договору. С этой целью весной 1735 г. Порта направила через Северный Кавказ в Закавказье 80-тысячный конный корпус крымского хана Каплан-Гирея под видом «покровительства» единоверным мусульманам-суннитам Кавказа, что стало поводом для начала русско-турецкой войны 1735-1739 гг., закончившиеся победою России, но подписанием невыгодного ей Белградского договора 1739 г., обусловленным невыполнением Австрией союзных обязательств с Петербургом и активной поддержкой Парижем Стамбула на протяжении этой войны.

 Неслучайно русский историк В.О.Ключевский высказал по этому поводу такое суждение: «Россия не раз заключала тяжелые мирные договоры; но такого постыдно смешного договора, как Белградский 1739 г., ей заключать не доводилось, и авось не доведется» . Оценка, данная Ключевским, непосредственно касалась решения кавказской проблемы, так как согласно 6-й статье этого договора юридически оформлялся принцип «нейтрализации» Кабарды, находившейся в подданстве России с середины XVI в., что серьезно осложнило положение на Северном Кавказе и ослабило влияние российского правительства.

Вялость внешней политики послепетровской России эпохи дворцовых переворотов и засилья бироновщины во всех сферах государственной деятельности (1725-1740) привела к утере динамизма в восточной политике, ясности видения перспектив ее развития. Хотя Елизавета Петровна и старалась возродить петровские традиции во внешнеполитической области превращением Кизляра в «столицу России на Северном Кавказе», возвращением на службу соратников Петра I в политической, дипломатической и военной областях, поддержкой освободительной борьбы горцев против владычества Надир-шаха, добиться коренного перелома в пользу России по кавказским делам все же не удалось. Эта задача вместе с черноморской проблемой выпала на долю Екатерины II, взявшейся за их решение с петровской решимостью и дальновидностью.

Начало тому положило строительство Моздока в 1762 г., ставшего вторым военно-политическим центром после Кизляра и важнейшим звеном в цепи новых укреплений в сторону Черного моря. Кавказская политика России вновь обрела наступательный характер, сочетая военно-политические методы с задачами хозяйственного освоения края. Важное место в этой политике заняли меры по созданию социальной опоры царизма путем обращения осетин и ингушей в христианство и переселения их на пастбищные земли кабардинских князей, обеспечивая безземельных крещенных горцев пахотными наделами, денежным содержанием и другими льготами, что вызвало антироссийскую фронду части кабардинских князей.

Создавшейся ситуацией не замедлили воспользоваться правители Османской империи и Крымского ханства, призывая недовольных кабардинских князей под свое покровительство, обещая им защиту от «русской угрозы», добиться «срытия» возводимой на их землях Моздокской крепости, что побудило отдельных князей перейти на сторону Крыма. Одновременно совершались внезапные рейды в сторону Кизляра, что влияло на ситуацию в Прикубанье и на Северном Кавказе. Русско-турецкие отношения вновь обострились, перерастая в новую войну 1768-1774 г.

Эта война, развязанная Турцией под влиянием Франции, также ознаменовалась крупными поражениями турецких войск на море и на суше.

twitter.com facebook.com vkontakte.ru odnoklassniki.ru mail.ru ya.ru rutvit.ru myspace.com technorati.com digg.com friendfeed.com pikabu.ru blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru memori.ru google.com bobrdobr.ru mister-wong.ru yahoo.com yandex.ru del.icio.us
Оставьте комментарий!

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Имя и сайт используются только при регистрации

Если вы уже зарегистрированы как комментатор или хотите зарегистрироваться, укажите пароль и свой действующий email. При регистрации на указанный адрес придет письмо с кодом активации и ссылкой на ваш персональный аккаунт, где вы сможете изменить свои данные, включая адрес сайта, ник, описание, контакты и т.д., а также подписку на новые комментарии.

(обязательно)